Ольга Седакова — Юдифь

− Должно быть, яд в тебя вошел
и смерть твоя в дверях.
− Должно быть, яд в меня вошел
и смерть моя в дверях,

но прежде чем уйти во тьму
и лечь к народу моему −
клянусь! − я буду не одна.

И вот она,
как дождь, идет
в саду младенчества
и рвет
в ветвях висящий дом.
И степь доходит до колен
и все, что было серебром,
здесь только звон и плен.

И сон, и звон, и тлен.

И вышел он, и встал в дверях:
Желанна ты в моих глазах.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.