Федерико Гарсиа Лорка — Ты знать не можешь, как тебя люблю я
023
Ты знать не можешь, как тебя люблю я, — ты спишь во мне, спокойно и устало. Среди змеиных отзвуков металла
Федерико Гарсиа Лорка — Мне страшно не вернуться к чудоцветам
06
Мне страшно не вернуться к чудоцветам, твоим глазам живого изваянья. Мне страшно вспоминать перед рассветом
Федерико Гарсиа Лорка — Песня любви
04
Песня любая — заводь любви. Звезда голубая — заводь времен, завязь эпох. А заводь крика — чуть слышный вздох.
Федерико Гарсиа Лорка — Любовь до боли
08
Любовь до боли, смерть моя живая, жду весточки — и дни подобны годам. Забыв себя, стою под небосводом
Федерико Гарсиа Лорка — Потупив взор, но воспаряя мыслью
04
Потупив взор, но воспаряя мыслью, я брел и брел… И по тропе времен металась жизнь моя, желавшая желаний.
Федерико Гарсиа Лорка — Гирлянду роз! Быстрей! Я умираю…
010
Гирлянду роз! Быстрей! Я умираю. Сплетай и пой! Сплетай и плачь над нею! Январь мой ночь от ночи холоднее
Федерико Гарсиа Лорка — О, шепоток любви глухой и темной
05
О, шепоток любви глухой и темной! Безрунный плач овечий, соль на раны, река без моря, башня без охраны
Федерико Гарсиа Лорка — Все выплакать с единственной мольбою
08
Все выплакать с единственной мольбою — люби меня и, слез не отирая, оплачь во тьме, заполненной до края
Федерико Гарсиа Лорка — Вся мощь огня, бесчувственного к стонам
09
Вся мощь огня, бесчувственного к стонам, весь белый свет, одетый серой тенью, тоска по небу, миру и мгновенью
Федерико Гарсиа Лорка — Турийский голубь
011
Турийский голубь с нежными зрачками к тебе летит посланицем белоперым, как дым костра, сгорая на котором
Федерико Гарсиа Лорка — Мы вплыли в ночь
08
Мы вплыли в ночь — и снова ни уступки, ответный смех отчаянье встречало. Твое презренье было величаво
Федерико Гарсиа Лорка — В том городе, что вытесали воды
08
В том городе, что вытесали воды у хвойных гор, тебе не до разлуки? Повсюду сны, ступени, акведуки и траур
Федерико Гарсиа Лорка — Я прянул к телефону
08
Я прянул к телефону, словно к манне небесной среди мертвенного зноя. Пески дышали южною весною, цвел