Иосиф Бродский — Не выходи из комнаты, не совершай ошибку
067
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку. Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку? За дверью бессмысленно
Иосиф Бродский — Пилигримы
083
Мимо ристалищ, капищ, мимо храмов и баров, мимо шикарных кладбищ, мимо больших базаров, мира и горя мимо
Иосиф Бродский — Я всегда твердил, что судьба игра
0101
Л. В. Лифшицу Я всегда твердил, что судьба — игра. Что зачем нам рыба, раз есть икра. Что готический
Иосиф Бродский — Одиночество
070
Когда теряет равновесие твоё сознание усталое, когда ступеньки этой лестницы уходят из под ног, как палуба
Иосиф Бродский — Шум ливня воскрешает по углам
041
Шум ливня воскрешает по углам салют мимозы, гаснущей в пыли. И вечер делит сутки пополам, как ножницы
Иосиф Бродский — Когда так много позади
036
Когда так много позади Всего, в особенности — горя, Поддержки чьей-нибудь не жди, Сядь в поезд, высадись у моря.
Иосиф Бродский — Речь о пролитом молоке
040
Я пришёл к Рождеству с пустым карманом. Издатель тянет с моим романом. Календарь Москвы заражён Кораном.
Иосиф Бродский — 20 сонетов к Марии Стюарт
016
I Мари, шотландцы все-таки скоты. В каком колене клетчатого клана предвиделось, что двинешься с экрана
Иосиф Бродский — Уезжай, уезжай, уезжай
021
Уезжай, уезжай, уезжай, так немного себе остается, в теплой чашке смертей помешай эту горечь и голод, и солнце.
Иосиф Бродский — Шесть лет спустя
024
Так долго вмести прожили, что вновь второе января пришлось на вторник, что удивленно поднятая бровь
Иосиф Бродский — Postscriptum (Постскриптум)
050
Как жаль, что тем, чем стало для меня твоё существование, не стало моё существование для тебя.
Иосиф Бродский — Рождественский романс
036
Евгению Рейну, с любовью Плывет в тоске необьяснимой среди кирпичного надсада ночной кораблик негасимый
Иосиф Бродский — Ни тоски, ни любви, ни печали
033
Ни тоски, ни любви, ни печали, ни тревоги, ни боли в груди, будто целая жизнь за плечами и всего полчаса впереди.
Иосиф Бродский — Сначала в бездну свалился стул
033
Сначала в бездну свалился стул, потом — упала кровать, потом — мой стол. Я его столкнул сам.
Иосиф Бродский — Бабочка
022
I Сказать, что ты мертва? Но ты жила лишь сутки. Как много грусти в шутке Творца! едва могу произнести
Иосиф Бродский — Любовь
030
Я дважды пробуждался этой ночью и брел к окну, и фонари в окне, обрывок фразы, сказанной во сне, сводя
Иосиф Бродский — Я входил вместо дикого зверя в клетку
012
Я входил вместо дикого зверя в клетку, выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке, жил у моря, играл
Иосиф Бродский — На смерть Жукова
034
Вижу колонны замерших внуков, гроб на лафете, лошади круп. Ветер сюда не доносит мне звуков русских военных
Иосиф Бродский — Натюрморт
022
1 Вещи и люди нас окружают. И те, и эти терзают глаз. Лучше жить в темноте. Я сижу на скамье в парке
Иосиф Бродский — Холмы
039
Вместе они любили сидеть на склоне холма. Оттуда видны им были церковь, сады, тюрьма. Оттуда они видали
Иосиф Бродский — Пора давно за все благодарить
039
Пора давно за все благодарить, за все, что невозможно подарить когда-нибудь, кому-нибудь из вас и улыбнуться
Иосиф Бродский — Вальсок
036
Проснулся я, и нет руки, а было пальцев пять. В моих глазах пошли круги, и я заснул опять. Проснулся
Иосиф Бродский — Я вас любил
022
Шестой из «Двенадцати сонетов к Марии Стюарт» Иосифа Бродского — вызывающая перелицовка пушкинского «оригинала»
Иосиф Бродский — Письмо генералу Z
025
Генерал! Наши карты — дерьмо. Я пас. Север вовсе не здесь, но в Полярном Круге. И Экватор шире, чем ваш лампас.
Иосиф Бродский — Конец прекрасной эпохи
019
Потому что искусство поэзии требует слов, я — один из глухих, облысевших, угрюмых послов второсортной
Иосиф Бродский — Предпоследний этаж
021
Предпоследний этаж раньше чувствует тьму, чем окрестный пейзаж; я тебя обниму и закутаю в плащ, потому
Иосиф Бродский — Вместе они любили
021
Вместе они любили сидеть на склоне холма. Оттуда видны им были церковь, сады, тюрьма. Оттуда они видали
Иосиф Бродский — Волосы за висок
031
Волосы за висок между пальцев бегут, как волны, наискосок, и не видно губ, оставшихся на берегу, лица
Иосиф Бродский — На прения с самим собою ночь
015
На прения с самим собою ночь убив, глотаешь дым, уже не прочь в набрякшую гортань рукой залезть.
Иосиф Бродский — Ни страны, ни погоста
08
Ни страны, ни погоста не хочу выбирать. На Васильевский остров я приду умирать. Твой фасад темно-синий
Иосиф Бродский — Ничто не стоит сожалений
011
Ничто не стоит сожалений, люби, люби, а все одно, — знакомств, любви и поражений нам переставить не дано.
Иосиф Бродский — Развивая Платона
022
I Я хотел бы жить, Фортунатус, в городе, где река высовывалась бы из-под моста, как из рукава — рука
Иосиф Бродский — Что хорошего в июле
049
Что хорошего в июле? Жуткая жара. Осы жалятся как пули. Воет мошкара. Дождь упрямо избегает тротуаров, крыш.
Иосиф Бродский — Я выпил газированной воды
07
Е.К. Я выпил газированной воды под башней Белорусского вокзала и оглянулся, думая, куды отсюда бросить кости.
Иосиф Бродский — Ниоткуда с любовью
07
Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря, дорогой, уважаемый, милая, но не важно даже кто, ибо черт лица
Иосиф Бродский — Стихи о принятии мира
06
Все это было, было. Все это нас палило. Все это лило, било, вздергивало и мотало, и отнимало силы, и
Иосиф Бродский — Одиссей Телемаку
016
Мой Tелемак, Tроянская война окончена. Кто победил — не помню. Должно быть, греки: столько мертвецов
Иосиф Бродский — Я не то что схожу с ума
010
Я не то что схожу с ума, но устал за лето. За рубашкой в комод полезешь, и день потерян. Поскорей бы
Иосиф Бродский — Августовские любовники
06
Августовские любовники, августовские любовники проходят с цветами, невидимые зовы парадных их влекут
Иосиф Бродский — Роттердамский дневник
05
I Дождь в Роттердаме. Сумерки. Среда. Раскрывши зонт, я поднимаю ворот. Четыре дня они бомбили город
Иосиф Бродский — Осенний крик ястреба
020
Северозападный ветер его поднимает над сизой, лиловой, пунцовой, алой долиной Коннектикута.
Иосиф Бродский — Коньяк в графине цвета янтаря
010
Коньяк в графине — цвета янтаря, что, в общем, для Литвы симптоматично. Коньяк вас превращает в бунтаря.
Иосиф Бродский — Гость
015
Глава 1 Друзья мои, ко мне на этот раз. Вот улица с осенними дворцами, но не асфальт, покрытая торцами
Иосиф Бродский — Художник
015
Он верил в свой череп. Верил. Ему кричали: «Нелепо!» Но падали стены. Череп, Оказывается, был крепок.
Иосиф Бродский — 1 сентября (Первое сентября)
018
День назывался «первым сентября». Детишки шли, поскольку — осень, в школу. А немцы открывали полосатый
Иосиф Бродский — Элегия на смерть Ц. В
04
В пространстве, не дыша, несется без дорог еще одна душа в невидимый чертог. А в сумраке, внизу, измученный
Иосиф Бродский — На столетие Анны Ахматовой
09
Страницу и огонь, зерно и жернова, секиры острие и усеченный волос — Бог сохраняет все; особенно — слова
Иосиф Бродский — В горчичном лесу
06
Гулко дятел стучит по пустым деревам, не стремясь достучаться. Дождь и снег, пробивающий дым, заплетаясь
Иосиф Бродский — Набросок
03
Холуй трясется. Раб хохочет. Палач свою секиру точит. Тиран кромсает каплуна. Сверкает зимняя луна.
Иосиф Бродский — Я обнял эти плечи
010
Я обнял эти плечи и взглянул на то, что оказалось за спиною, и увидал, что выдвинутый стул сливался с