Илья Эренбург — В зените бытия любовь изнемогает
012
В зените бытия любовь изнемогает. Какой угрюмый зной! И тяжко, тяжко мне, Когда, рукой обвив меня, ты
Илья Эренбург — Хвала смерти
012
Каин звал тебя, укрывшись в кустах, Над остывшим жертвенником, И больше не хотело ни биться, ни роптать
Илья Эренбург — Последняя любовь
08
Календарей для сердца нет, Все отдано судьбе на милость. Так с Тютчевым на склоне лет То необычное случилось
Илья Эренбург — Про первую любовь писали много
017
Про первую любовь писали много, — Кому не лестно походить на Бога, Создать свой мир, открыть в привычной
Илья Эренбург — Прославление земной любви
014
1 Ночью такие звезды! Любимые, покинутые, счастливые, разлюбившие На синей площади руками ловят воздух
Илья Эренбург — Тяжелы несжатые поля
017
Тяжелы несжатые поля, Золотого века полнокровье. Чем бы стала ты, моя земля, Без опустошающей любови!
Илья Эренбург — Я так любил тебя, до грубых шуток
013
Я так любил тебя — до грубых шуток И до таких пронзительных немот, Что даже дождь, стекло и ветки путал
Илья Эренбург — P.S. (Постскриптум)
017
Я знал, что утро накличет Этот томительный вечер; Что малая птичка Будет клевать мою печень;
Илья Эренбург — Уж сердце снизилось, и как
08
Уж сердце снизилось, и как! Как легок лёт земного вечера! Я тоже глиной был в руках Неутомимого Горшечника.
Илья Эренбург — Был тихий день обычной осени
021
Был тихий день обычной осени. Я мог писать иль не писать: Никто уж в сердце не запросится, И тише тишь
Илья Эренбург — Люблю немецкий старый городок
011
Люблю немецкий старый городок — На площади липу, Маленькие окна с геранями, Над лавкой серебряный рог
Илья Эренбург — Я помню, давно уже я уловил
010
Я помню, давно уже я уловил, Что Вы среди нас неживая. И только за это я Вас полюбил, Последней любовью сгорая.
Илья Эренбург — Его рука
010
Всё это шутка… Скоро весна придет. Этот год наши дети будут звать «Революцией», А мы просто скажем: «В
Илья Эренбург — Нежное железо, эти скрепы
012
Нежное железо — эти скрепы, Даже страсть от них изнемогла. Каждый вздох могильной глиной лепок, Топки
Илья Эренбург — Ночь была
015
Ночь была. И на Пинегу падал длинный снег. И Вестминстерское сердце скрипнуло сердито. В синем жире стрелки
Илья Эренбург — О той надежде, что зову я вещей
013
О той надежде, что зову я вещей, О вспугнутой, заплаканной весне, О том, как зайчик солнечный трепещет
Илья Эренбург — Каждый вечер в городе кого-нибудь хоронят
010
Каждый вечер в городе кого-нибудь хоронят, Девушку печальную на кладбище несут. С колоколен радостных
Илья Эренбург — Ночью
018
Я стоял у окошка голый и злой И колол свое тело тонкой иглой. Замерзали, алые, темнели гвоздики.
Илья Эренбург — Из земной утробы Этновою печью
010
Из земной утробы Этновою печью Мастер выплеснул густое серебро На обугленные черные предплечья Молодых
Илья Эренбург — Никто не смел сказать Вам о вечернем часе
012
Никто не смел сказать Вам о вечернем часе, Хотя уж все давно мечтали о покое. Вы медленно сошли по липовой
Илья Эренбург — Так ждать, чтоб даже память вымерла
013
Так ждать, чтоб даже память вымерла, Чтоб стал непроходимым день, Чтоб умирать при милом имени И догонять
Илья Эренбург — Любовь не в пурпуре побед
017
Любовь не в пурпуре побед, А в скудной седине бесславья. И должен быть развеян цвет, Чтоб проступила
Илья Эренбург — В Брюгге
013
1 В этих темных узеньких каналах С крупными кругами на воде, В одиноких и пустынных залах, Где так тихо-тихо
Илья Эренбург — Какой прибой растет в угрюмом сердце
017
Какой прибой растет в угрюмом сердце, Какая радость и тоска, Когда чужую руку хоть на миг удержит Моя
Илья Эренбург — Когда замолкнет суесловье
016
Когда замолкнет суесловье, В босые тихие часы, Ты подыми у изголовья Свои библейские весы. Запомни только
Илья Эренбург — Что любовь, Нежнейшая безделка
015
Что любовь? Нежнейшая безделка. Мало ль жемчуга и серебра? Милая, я в жизни засиделся, Обо мне справляются ветра.
Илья Эренбург — Моя любовь взошла в декабрьский вечер
07
Моя любовь взошла в декабрьский вечер, Когда из уст исходит легкий пар, Когда зима сухим морозом лечит
Илья Эренбург — Стали сны единой достоверностью
09
Стали сны единой достоверностью. Два и три — таких годов орда. На четвертый (кажется, что Лермонтов)
Илья Эренбург — У приемника
013
Был скверный день, ни отдыха, ни мира, Угроз томительная хрипота, Все бешенство огромного эфира, Не тот
Илья Эренбург — Над Парижем грусть
018
Над Парижем грусть. Вечер долгий. Улицу зовут «Ищу полдень». Кругом никого. Свет не светит.
Илья Эренбург — В Софиевском соборе
016
Снова смута, орудий гром, И трепещет смертное сердце. Какая радость, что и мы пройдем, Как день, как
Илья Эренбург — Тело нежное строгает стругом
023
Тело нежное строгает стругом, И летит отхваченная бровь, Стружки снега, матерная ругань, Голубиная густая кровь.
Илья Эренбург — Полярная звезда и проседь окон
017
Полярная звезда и проседь окон. Какая же плясунья унесет Два рысьих солнца мертвого Востока Среди густых