Иван Бунин — Октябрьский рассвет
042
Ночь побледнела, и месяц садится За реку красным серпом. Сонный туман на лугах серебрится, Черный камыш
Иван Бунин — Полевые цветы
045
В блеске огней, за зеркальными стеклами, Пышно цветут дорогие цветы, Нежны и сладки их тонкие запахи
Иван Бунин — Шире, грудь, распахнись для принятия
031
Шире, грудь, распахнись для принятия Чувств весенних — минутных гостей! Ты раскрой мне, природа, объятия
Иван Бунин — Вечер
055
О счастье мы всегда лишь вспоминаем. А счастье всюду. Может быть, оно — Вот этот сад осенний за сараем
Иван Бунин — Метель
049
Ночью в полях, под напевы метели, Дремлют, качаясь, березки и ели… Месяц меж тучек над полем сияет, —
Иван Бунин — Детство
089
Чем жарче день, тем сладостней в бору Дышать сухим смолистым ароматом, И весело мне было поутру Бродить
Иван Бунин — Осень
052
Осень. Чащи леса. Мох сухих болот. Озеро белесо. Бледен небосвод. Отцвели кувшинки, И шафран отцвел.
Иван Бунин — Донник
021
Брат, в запыленных сапогах, Швырнул ко мне на подоконник Цветок, растущий на парах, Цветок засухи — желтый донник.
Иван Бунин — Высоко полный месяц стоит
014
Высоко полный месяц стоит В небесах над туманной землей, Бледным светом луга серебрит, Напоенные белою мглой.
Иван Бунин — И цветы, и шмели, и трава
018
И цветы, и шмели, и трава, и колосья, И лазурь, и полуденный зной… Срок настанет — господь сына блудного
Иван Бунин — Месяц задумчивый, полночь глубокая
015
Месяц задумчивый, полночь глубокая… Хутор в степи одинок… Дремлет в молчанье равнина широкая, Тепел ночной ветерок.
Иван Бунин — Крещенская ночь
030
Темный ельник снегами, как мехом, Опушили седые морозы, В блестках инея, точно в алмазах, Задремали
Иван Бунин — На острове
026
Люблю я наш обрыв, где дикою грядою Белеют стены скал, смотря на дальний юг. Где моря синего раскинут
Иван Бунин — Серп Луны под тучкой длинной
017
Серп луны под тучкой длинной Льет полночный слабый свет. Над безмолвною долиной — Темной церкви силуэт.
Иван Бунин — Гаснет вечер, даль синеет
023
Гаснет вечер, даль синеет, Солнышко садится, Степь да степь кругом — и всюду Нива колосится!