Илья Эренбург — В мае 1945
020
1 Когда она пришла в наш город, Мы растерялись. Столько ждать, Ловить душою каждый шорох И этих залпов
Илья Эренбург — Русская земля
024
Мяли танки тёплые хлеба, И горела, как свеча, изба. Шли деревни. Не забыть вовек Визга умирающих телег
Илья Эренбург — Немец
013
Она погибла, как играла, С улыбкой детской на лице. И только ниточка кораллов Напоминала о конце.
Илья Эренбург — Дыхание
013
Мальчика игрушечный кораблик Уплывает в розовую ночь, Если паруса его ослабли, Может им дыхание помочь
Илья Эренбург — Осенью 1918 года
018
О победе не раз звенела труба. Много крови было пролито. Но не растоплен Вечный Полюс, И страна моя по-прежнему раба.
Илья Эренбург — Как восковые, отекли камельи
011
Как восковые, отекли камельи, Расина декламируют дрозды. А ночью невеселое веселье И ядовитый изумруд звезды.
Илья Эренбург — О той надежде, что зову я вещей
019
О той надежде, что зову я вещей, О вспугнутой, заплаканной весне, О том, как зайчик солнечный трепещет
Илья Эренбург — Ночь была
016
Ночь была. И на Пинегу падал длинный снег. И Вестминстерское сердце скрипнуло сердито. В синем жире стрелки
Илья Эренбург — В самолете
039
Носил учебники я в ранце, Зубрил латынь, над аргонавтами Зевал и, прочитав «Каштанку», Задумался об авторе.
Илья Эренбург — Умереть и то казалось легче
014
Умереть и то казалось легче, Был здесь каждый камень мил и дорог. Вывозили пушки. Жгли запасы нефти.
Илья Эренбург — Где играли тихие дельфины
015
Где играли тихие дельфины, Далеко от зелени земли, Нарываясь по ночам на мины, Молча умирают корабли.
Илья Эренбург — Так умирать, чтоб бил озноб огни
08
Так умирать, чтоб бил озноб огни, Чтоб дымом пахли щеки, чтоб курьерский: «Ну, ты, угомонись, уймись
Илья Эренбург — Я сегодня вспомнил о смерти
013
Я сегодня вспомнил о смерти, Вспомнил так, читая, невзначай. И запрыгало сердце, Как маленький попугай.
Илья Эренбург — Русский в Андалузии
014
Гроб несли по розовому щебню, И труба унылая трубила. Выбегали на шоссе деревни, Подымали грабли или вилы.
Илья Эренбург — Каждый вечер в городе кого-нибудь хоронят
010
Каждый вечер в городе кого-нибудь хоронят, Девушку печальную на кладбище несут. С колоколен радостных
Илья Эренбург — О Москве
019
Есть город с пыльными заставами, С большими золотыми главами, С особняками деревянными, С мастеровыми
Илья Эренбург — Мы говорим, когда нам плохо
09
Мы говорим, когда нам плохо, Что, видно, такова эпоха, Но говорим словами теми, Что нам продиктовало время.
Илья Эренбург — Сочится зной сквозь крохотные ставни
09
Сочится зной сквозь крохотные ставни. В беленой комнате темно и душно. В ослушников кидали прежде камни
Илья Эренбург — Кому предам прозренья этой книги
013
Кому предам прозренья этой книги? Мой век среди растущих вод Земли уж близкой не увидит, Масличной ветви
Илья Эренбург — Воздушная тревога
010
Что было городом — дремучий лес, И человек, услышав крик зловещий, Зарылся в ночь от ярости небес, Как
Илья Эренбург — Я так любил тебя, до грубых шуток
014
Я так любил тебя — до грубых шуток И до таких пронзительных немот, Что даже дождь, стекло и ветки путал
Илья Эренбург — Хвала смерти
014
Каин звал тебя, укрывшись в кустах, Над остывшим жертвенником, И больше не хотело ни биться, ни роптать
Илья Эренбург — 1941
015
Мяли танки теплые хлеба, И горела, как свеча, изба. Шли деревни. Не забыть вовек Визга умирающих телег
Илья Эренбург — Настанет день, скажи, неумолимо
07
Настанет день, скажи — неумолимо, Когда, закончив ратные труды, По улицам сраженного Берлина Пройдут
Илья Эренбург — По тихим плитам крепостного плаца
010
По тихим плитам крепостного плаца Разводят незнакомых часовых. Сказать о возрасте! Уж сны не снятся
Илья Эренбург — В переулке
010
Переулок. Снег скрипит. Идут обнявшись. Стреляют. А им всё равно. Целуются, и два облачка у губ дрожащих
Илья Эренбург — Когда задумчивая Сена
010
Когда задумчивая Сена Завечереет и уснет, В пустых аллеях Сен-Жермена Ко мне никто не подойдет.
Илья Эренбург — Из земной утробы Этновою печью
011
Из земной утробы Этновою печью Мастер выплеснул густое серебро На обугленные черные предплечья Молодых
Илья Эренбург — Ночью
018
Я стоял у окошка голый и злой И колол свое тело тонкой иглой. Замерзали, алые, темнели гвоздики.
Илья Эренбург — Сбегают с гор, грозят и плачут
015
Сбегают с гор, грозят и плачут, Стреляют, падают, ползут. Рассохся парусник рыбачий, И винодел срубил лозу.
Илья Эренбург — Не для того писал Бальзак
09
Не для того писал Бальзак. Чужих солдат чугунный шаг. Ночь навалилась, горяча. Бензин и конская моча.
Илья Эренбург — Возле Фонтенбло
010
Обрывки проводов. Не позвонит никто. Как человек, подмигивает мне пальто. Хозяева ушли. Еще стоит еда.
Илья Эренбург — Страшен свет иного века
011
Страшен свет иного века, И недолго длится бой Меж сутулым человеком И божественной алчбой. В меди вечера
Илья Эренбург — Часовня святой Розы
012
Помню день, проведенный в Лукке, Дым оливок, казавшийся серым, Небо, полное мути, Желтого зла и серы.
Илья Эренбург — Со временем единоборство
09
Со временем — единоборство, И прежней нежности разбег, Чрез многие лета и версты К почти-мифической тебе.
Илья Эренбург — Никто не смел сказать Вам о вечернем часе
013
Никто не смел сказать Вам о вечернем часе, Хотя уж все давно мечтали о покое. Вы медленно сошли по липовой
Илья Эренбург — Глаза погасли, и холод губ
013
Глаза погасли, и холод губ, Огромный город, не город — труп. Где люди жили, растет трава, Она приснилась
Илья Эренбург — Были липы, люди, купола
019
Были липы, люди, купола. Мусор. Битое стекло. Зола. Но смотри — среди разбитых плит Уж младенец выполз
Илья Эренбург — Я слышу всё, и горестные шепоты
010
Я слышу всё — и горестные шепоты, И деловитый перечень обид. Но длится бой, и часовой, как вкопанный
Илья Эренбург — Ногти ночи цвета крови
08
Ногти ночи цвета крови, Синью выведены брови, Пахнет мускусом крысиным, Гиацинтом и бензином, Носит счастье
Илья Эренбург — Я не трубач, труба
010
Я не трубач — труба. Дуй, Время! Дано им верить, мне звенеть. Услышат все, но кто оценит, Что плакать
Илья Эренбург — Видишь, любить до чего тяжело
09
Видишь, любить до чего тяжело — Гнет к земле густое тепло. Паленая шерсть на моей груди. Соль — солона.
Илья Эренбург — Когда я был молод, была уж война
011
Когда я был молод, была уж война, Я жизнь свою прожил — и снова война. Я все же запомнил из жизни той
Илья Эренбург — Тяжелы несжатые поля
017
Тяжелы несжатые поля, Золотого века полнокровье. Чем бы стала ты, моя земля, Без опустошающей любови!
Илья Эренбург — В Барселоне
013
На Рамбле возле птичьих лавок Глухой солдат — он ранен был — С дроздов, малиновок и славок Глаз восхищенных
Илья Эренбург — Было в жизни мало резеды
013
Было в жизни мало резеды, Много крови, пепла и беды. Я не жалуюсь на свой удел, Я бы только увидать хотел
Илья Эренбург — Я должен вспомнить, это было
010
Я должен вспомнить — это было: Играли в прятки облака, Лениво теплая кобыла Выхаживала сосунка, Кричали
Илья Эренбург — Свеча
011
В эти ночи слушаю голос ветра. Под морозной луной Сколько их лежит, неотпетых, На всех пустырях земли родной?
Илья Эренбург — Когда приходите Вы в солнечные рощи
06
Когда приходите Вы в солнечные рощи, Где сквозь тенистый свод сверкает синева, Мне хочется сказать, сказать
Илья Эренбург — Любовь не в пурпуре побед
018
Любовь не в пурпуре побед, А в скудной седине бесславья. И должен быть развеян цвет, Чтоб проступила